Новости

08.03.2017 10:01:00

Медитация и буддизм в Одессе

Занятия медитацией

Читать дальше …

24.02.2015 03:02:40

Свободный Дух

Буддийская медитация он-лайн

Читать дальше …

23.08.2012 15:00:00

Видео как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Читать дальше …

22.08.2012 17:00:00

Приглашаем Вас ...

участвовать в группе в Контакты для читателей Буддаяна.

Читать дальше …

Модель Буддийской жизни и работы

Предмет этой главы – «пять духовных способностей». Название главы призвано подчеркнуть всеохватность устремленности этих способностей, которая заключается в ведении буддийской жизни. Буддизм имеет дело с жизнью. Можно даже сказать, что буддизм и есть жизнь – жизнь в смысле роста, в смысле реализации потенциала жизни человека. Буддист – это человек, который, в общем и целом, жив, пробужден к жизни.

 

Мы часто встречаем людей, которые, хотя и пребывают в теле, но, по-видимому, не присутствуют в собственном уме или эмоциях. Они не живут полностью в том, что происходит, в их отношениях с другими людьми – и даже в отношениях с собой – нет жизни. Но самым основополагающим качеством буддиста следует считать то, что он наполнен положительной вибрацией присутствия, духовной жизни, пробужденности к жизни. Все остальное на духовном пути вторично по отношению к этому и вытекает из него.

 

Можно сказать, что это одна из причин, почему, пребывая в Индии, я был настолько тронут движением по обращению в буддизм бывших неприкасаемых, и почему я так сильно увлекся этим103. Они были очень бедны и большей частью неграмотны, а многие из них бедны и неграмотны по сей день, но у них, по крайней мере, было и остается одно – их жизнь. Они полностью живы. Их вовлечение в буддизм означает своего рода оздоровление, улучшение той жизни, которая у них на самом деле уже есть.

 

Путешествие в индийскую деревню обычно не обходится без поезда, а затем поездки на автобусе или повозке, запряженной быками, а затем вы, наконец, добираетесь до места пешком. Как правило, это трудное дело, но если вас пригласили побеседовать с деревенскими жителями о Дхарме, они, несомненно, сделают все возможное, чтобы ваш приезд был радостным и запоминающимся. Обычно еще за пару миль от деревни вас встречает радостная толпа из двадцати-тридцати, а иногда и сорока человек, молодых и старых, которые провожают вас до деревни, не переставая танцевать, что является традиционным способом приветствовать почетных гостей. Слышатся звуки длинной медной трубы, бряцание тамбуринов и пощелкивание кастаньет, и все оживленно танцуют и топают ногами по дороге в деревню. Там некоторые из домов разнообразно украшены – например, рисунками мелом перед дверями, – и везде вывешены флаги, особенно пятицветные буддийские флажки. А когда они, наконец, собираются для встречи с вами, обычно поздней ночью, все сгорают от нетерпения услышать что-нибудь о буддизме. Короче, все живут этим событием.

 

На Западе мы делаем все по-другому. Мы привыкли вести довольно обособленную жизнь, подчиненную расписанию ежедневных забот. Мы испытываем на себе властную хватку рутины и обязанностей, и как нам быть в таких обстоятельствах спонтанными и переполненными духовной жизнью? Рутина – под которой я понимаю не тщательно обдуманную, выверенную программу действия, а скучный, механический распорядок – убивает спонтанность, а без спонтанности нет жизни в любом из возможных пониманий этого слова. Можно даже рискнуть сказать, что жизнь и есть спонтанность, а спонтанность есть жизнь. Вот почему здесь я описываю традиционное буддийское учение о «пяти духовных способностях» как «модель буддийской жизни и работы». Пять духовных способностей в конечном итоге тождественны спонтанной и воодушевленной вовлеченности в жизнь и жизненный труд в самом полном и глубоком из возможных смыслов.

 

Каковы тогда эти «способности»? На санскрите и пали их называют «индриями», и если мы посмотрим на этимологию этого слова, мы обнаружим, что это в значительной мере проясняет вопрос. «Индрия» означает «то, что принадлежит Индре», а Индра в индийской мифологии – правитель богов. Поэтому индрии – это те вещи, которые имеют отношение к Индре, правителю, и слово, таким образом, переводится, как «управляющие или контролирующие принципы».

 

Однако что действительно интересно в этом слове, так это его применение к тому, что мы называем «чувствами». В индо-арийских языках индрии – это слово, обозначающее пять чувств (или шесть, если вы включаете ум). Им дается это название, обозначающее «управляющие, контролирующие, сдерживающие принципы», потому что вся та человеческая жизнь, которую мы обычно ведем, управляется, контролируется, сдерживается этими чувствами.

 

Каждое живое существо, будь это растение, животное или человек, принадлежит к определенному уровню развития. Каждое живое существо, от самого низкого до самого высокого, от ничтожнейшего до самого продвинутого, занимает свое собственное место на эволюционной лестнице. И каждое живое существо обладает организацией, позволяющей ему функционировать на своем конкретном уровне – что оно и делает, оперируя своим особым спектром чувств, индриями.

 

На самом деле это довольно отрезвляющая мысль. Большую часть времени мы полностью управляемся, контролируемся и сдерживаемся нашими чувствами – хотя в их число, согласно традиционному буддийскому изложению, и включается ум как чувственная способность. Мы можем ясно ощутить, что все обстоит именно так, сразу после утреннего пробуждения. Пока мы спали, наши органы чувств в большей или меньшей степени бездействовали. Но по мере того, как мы просыпаемся, мы открываем глаза, сонно поворачиваемся и начинаем осознавать окружающий мир. Когда мы это делаем, все чувства начинают искать соответствующие объекты, и мы начинаем действовать согласно импульсам, которые они вызывают: мы завариваем чай, включаем радио, ищем газету или решаем провести еще пять минут в теплой постели. Чувства зрения, слуха, обоняния, вкуса, осязания и ума обращаются вовне и увлекаются различными объектами (включая объекты ума), и все это продолжается в течение дня. Мы все время следуем за своими чувствами и поэтому отождествляем себя с чувствами и с психофизическим организмом, к которому они принадлежат. И мы большей частью функционируем на этом основном психофизическом плане индрий.

 

Однако это слово «индрии» обозначает также пять духовных способностей104. Эдвард Конзе называет их пятью «основными добродетелями», но в этом переводе не отображается тот факт, что то же слово используется и по отношению к чувственным способностям. То, что для обеих групп способностей используется одно и то же слово, важно, потому что это указывает на первостепенную важность пяти духовных способностей для духовной жизни. Предполагается, что эти две группы индрий выполняют аналогичные функции. Так же, как пять чувственных способностей управляют мирской жизнью, контролируют ее и главенствуют в ней, так и в духовном мире мы находим свой путь с помощью пяти духовных способностей.

 

Если различные наши чувства – в той мере, в которой мы обладаем ими всеми – выполняют свои функции более или менее полно, то наши духовные способности находятся в зачаточном состоянии и нуждаются в развитии. Именно развитие этих пяти духовных чувств или способностей составляет модель буддийской жизни. Они таковы: шраддха (вера), праджня (мудрость), вирья (энергия, жизненная сила), самадхи (сосредоточение) и смрити (внимательность). Давайте рассмотрим их по порядку.