Новости

08.03.2017 10:01:00

Медитация и буддизм в Одессе

Занятия медитацией

Читать дальше …

07.02.2017 15:49:15

Пожертвовать

Если вы желаете сделать пожертвование ...

Читать дальше …

24.02.2015 03:02:40

Свободный Дух

Буддийская медитация он-лайн

Читать дальше …

23.08.2012 15:00:00

Видео как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Читать дальше …

22.08.2012 17:00:00

Приглашаем Вас ...

участвовать в группе в Контакты для читателей Буддаяна.

Читать дальше …

Ритуал и поклонение - Цель ритуала

(Текст, специально написанный Ваданайей).
 
Буддийская Община Триратна начиналось как ответ на западные условия и как попытка создать форму буддизма, подходящую для людей, живущих в современных западных культурах. Когда мы впервые встречаемся с Буддийской Общины Триратна, многие из нас, исходя из «западного» культурного прошлого, заключают, что Дхарма будет лишена ее «иррациональных» элементов – и среди них первым и наиглавнейшим будет практика поклонения. Мы можем испытать удивление и даже разочарование, узнав, что практика поклонения занимает важное место в подходе Буддийской Общины Триратна.
 
Но есть веские причины для того, почему ритуал и практики поклонения – то, что мы часто называет санскритским словом «пуджа», – играют такую роль в Триратне. Словами Сангхаракшиты:

«Ритуал – это неотъемлемая часть буддизма, неотъемлемая часть любой школы буддизма, будь то тибетский буддизм, Дзен или Тхеравада. Мы не можем избавиться от ритуала в буддизме, да и не стоит пытаться сделать это. Вместо этого нам нужно попытаться понять ритуал и увидеть, какова его цель».

В этой сессии мы будем делать как раз это – мы постараемся понять цель ритуала и понять, как участие в нем может помочь нам в духовном продвижении. 
 

«Рациональный ритуал»

Многие из нас под влиянием своего культурного окружения думают, что все ритуалы, так или иначе, иррациональны. Безусловно, ритуал может стать пустым и лишенным смысла, но, как указывал психолог Эрих Фромм, есть также такая вещь, как «рациональный ритуал» – ритуал, который служит определенной цели и является эффективным способом ее достижения. Фромм описывал такой рациональный ритуал как «совместное действие, выражающее общие стремления, произрастающие из общих ценностей». Это описание выявляет некоторые важные аспекты ритуала. Ритуал – «средство выражения»: он выражает наши глубочайшие устремления и ценности и в процессе этого делает их более сознательными и усиливает их силу управлять нашей жизнью и действиями. Ритуал также часто «совместен» (хотя мы можем проводить ритуал одни, и это может оказывать сильное положительное действие). Но когда ритуал разделяется с другими людьми, собирающимися вместе, чтобы принять в нем участие, он обретает еще одно важное измерение – он становится способом выразить и усилить наше чувство общности с теми, у кого та же цель, что и у нас. Он становится способом создания Сангхи, или духовного сообщества.

Если мы участвуем в нем с правильным настроем, ритуал может помочь нам:
 
· обнаруживать и делать сознательным
· выражать 
· усиливать
 
и напомнить нам о наших:
 
· восхищении и преданности тому, что выше нас самих
· устремлении к продвижению по пути
· преданности практике
· общности и товариществе с другими, вовлеченными в эту же деятельность
 

Шраддха

Восхищение, устремленность и преданность – это аспекты нашей шраддхи, непереводимого санскритского слова, обозначающего внутреннее переживание, которое может включать все три этих элемента, а также уверенность и интуитивное чувство нашего направления в жизни. Согласно Сангхаракшите, санскритское слово шраддха происходит от корня «устремлять сердце к чему-то». Шраддха – это то, что мы чувствуем к тому, на что устремляем наше сердце, к тому, что имеет для нас самое глубокое эмоциональное значение. Но это не просто чувство – это дар, который связывает нас с нашими глубочайшими идеалами и ценностями.
 
Конечно, не все идеалы, на основе которых мы строим свою жизнь, одинаково ценны. Кто-то может «устремить сердце» к мирским амбициям, комфорту и безопасности, погоне за чувственными удовольствиями  и сделать это ценностью, управляющей его жизнью. Это не было бы шраддхой. Шраддха – это наш отклик на идеалы и ценности, которые выше, глубже и более универсальны, чем мелкие заботы о себе, каковы мы есть сейчас. Как говорил Сангхаракшита:
 
«[Шраддха – это] возвышение сердца… Вы… поднялись к чему-то более высокому, коснулись чего-то более высокого, пережили, пусть и на мгновение, нечто более высокое».
 
«Вера, шраддха – это… настоящий, живой отклик всего нашего существа… на что-то; мы, возможно, не сумеем обрести очень ясную идею этого концептуально, интеллектуально, но это что-то, что мы воспринимаем интуитивно, что, как мы чувствуем, если хотите, больше, выше, благороднее, утонченнее, достойнее, ценнее, чем то, каковы мы теперь. Нечто, чему как таковому мы должны посвящать себя, если хотим покорить себя. Нечто, ради чего нам следует жить, даже приносить себя в жертву».
 
Хотя слово «шраддха» часто переводят как «вера», очевидно, что она не просто подразумевает веру в истинность какой-то догмы, и это, безусловно, не «слепая вера». Часто говорится, что шраддха покоится на трех основаниях: интуиции, разуме и опыте. Нам нужно проверять интуитивное чувство направления нашей жизни с помощью разума, спрашивая, действительно ли в этом есть смысл? Нам нужно проверять наше глубокое чувство увлеченности идеалом на опыте, спрашивая, видел ли я собственными глазами подтверждение тому, что то, чему я привержен, оказывает положительное влияние? Но в конечном смысле шраддха выходит за пределы разума, выходит далеко за пределы того, в чем мы можем убедиться с помощью органов чувств. Иногда ее можно ощутить почти физически, как чувство правоты, ясности и уверенности, которое слишком глубоко, чтобы его можно было выразить словами. Опять говоря словами Сангхаракшиты, шраддха – это «отклик того, что абсолютно в нас, на то, что абсолютно во Вселенной».

В некоторых традиционных комментариях выделяются такие три аспекта шраддхи: восхищение идеалом, жажда достичь идеала и уверенность, что мы можем продвинуться к идеалу. Говорится, что шраддха приносит много позитивных качеств, включая ясность ума и радостную безмятежность. Говорится, что она – часть любого позитивного состояния ума и способность, необходимая нам, если мы хотим продвинуться по пути.

У всех нас есть элементы шраддхи, иначе бы мы никогда не смогли убедить себя в необходимости положительного направления поступков и следования ему. Но шраддха – это качество, которое можно развивать, способность, которая становится сильнее посредством упражнений, и развитие этой способности – важная часть духовной жизни.


Открытие

Шраддха не слишком признается и ценится нашей культурой, и когда мы начинаем практиковать Дхарму, у нас часто нет связи с ней. Очень часто нам нужно, прежде всего, обнаружить нашу шраддху, начиная с восхищения и почтения к чему-то, выходящему за пределы нас. Когда мы начинаем принимать участие в буддийском ритуале, мы можем начать испытывать чувства, о которых мы лишь смутно знали раньше, поскольку они не ценятся нашим обществом и не поддерживаются нашим окружением. Часто люди, которые сначала чувствуют некое сопротивление ритуалу, обнаруживают, что когда они участвуют в нем с открытым умом, они ощущают то, что прежде никогда не переживали. Повторяя определенные строфы, совершая простирания, ставя подношения на алтарь, мы можем обнаружить, что это действие проникает в наши глубины и высвобождает чувства, о которых мы совсем не догадываемся – или даже отвергаем их, когда просто тихо сидим и думаем. Действуя, а не думая, вовлекая все свое существо, а не просто интеллект, мы начинаем ниспровергать нашего внутреннего цензора и обнаруживаем части себя, о существовании которых не знали.
 
И это части себя, которые нам нужны, если мы хотим быть успешными в духовной жизни. Без шраддхи мы не сможем никуда продвинуться. Неотъемлемая часть шраддхи – это восхищение и даже страстное влечение к идеалу, к которому мы устремляем себя, к людям, которые воплощают этот идеал, к прекрасным и благородным качествам и, возможно, к чему-то, что мы не можем обозначить словами, но что лежит в основе всего вышеперечисленного. Пока мы не восхищаемся этими вещами и не жаждем их, у нас не будет мотивации для того, чтобы двигаться в их направлении. Словами тхеравадинского монаха Ньяпоники Тхеры:

«Тот, кто не способен на отношение почитания, будет также неспособен на духовное продвижение за пределы узких границ его теперешнего состояния ума. Тот, кто настолько слеп, что не видит и не признает ничего более высокого и лучшего, чем маленькая грязная лужа его недалекого «я»… будет страдать долгое время от того, что его рост запаздывает. А тот, кто…  отвергает отношение почитания в себе и других, останется заключенным в  тюрьме своей заносчивости – это самое грозное препятствие для истинной зрелости характера и духовного роста. Именно признавая и почитая что-то или кого-то более высокого, человек почитает и  усиливает свой собственный внутренний потенциал».

Это выражено здесь более сильно, чем, вероятно, предпочтут большинство из нас в Триратне, и не следует понимать это так, что если мы не получаем удовольствия от пуджи, то мы духовно безнадежны. Даже самые преданные практики не всегда слишком привязаны к пуджам и выражают свою шраддху другими способами. Словами Сангхаракшиты:
 
«Если вы заинтересовались буддизмом, но вас не привлекают пуджи, хотя вы и попробовали их делать несколько раз, это не то, о чем следует беспокоиться. Вы можете практиковать медитацию или заняться учебой. Не всех нас привлекают одни и те же формы практики. Вот почему в Триратне мы не предписываем одной духовной практики, как это бывает в некоторых школах буддизма. Мы делаем доступными целый ряд буддийских видов деятельности, все, что помогает хотя бы некоторым людям расти и развиваться. Важно, особенно на ранних стадиях следования буддийскому пути, хвататься за любую практику, которая кажется самой вдохновляющей и полезной для вас. Другие аспекты разовьются позже».

То, что важно – шраддха, а не ритуал сам по себе. Но для большинства людей ритуал – это важный способ развития шраддхи, а также приятный элемент практики самой по себе, и по этим причинам важно честно его попробовать.


От выражения к устремлению и преданности

Поэтому пуджа – часто способ, с помощью которого мы начинаем открывать свои способности к восхищению и почитанию. И когда мы начинаем большее сильно переживать эти эмоции, вполне естественно, что нам захочется выразить их, и снова пуджа – это зачастую главный способ сделать это. (Если мы любим или уважаем человека, мы естественным образом хотим это выразить. То же самое справедливо по отношению к нашей любви и уважению к Трем Драгоценностям.) А по мере того, как мы выражаем наше восхищение, оно растет еще больше. Чем больше мы выражаем наши чувства, тем больше они выходят из тайного, сумеречного, частного мира во внешний мир общественной реальности. Они становятся более реальными.

По мере того, как наше восхищение становится более сильным и подлинным, естественно, что оно превращается в устремление двигаться к идеалу, воплотить его в себе, даже служить ему, если мы можем. Это устремление, в свою очередь, вполне естественно развивается в преданность, решимость сделать все, что нужно, чтобы позволить нашему устремлению оказать влияние на наши поступки и жизнь. Все это – часть процесса перемещения наших глубочайших идеалов из внутреннего мира во внешний, превращения их из смутных вспышек в нашей душе в мощную силу, движущую нашу жизнь.

Пуджа может быть очень полезной на каждом этапе этого процесса. Когда мы выражаем наше восхищение, оно становится более осознанным, сильным и реальным. Оно развивается в устремление. Когда мы выражаем наше устремление, оно становится более осознанным, сильным и реальным. Оно развивается в преданность. Когда мы выражаем нашу преданность – и в особенности, когда мы делаем это публично, – она становится мощной силой в нашей жизни. Она становится нами самими, смыслом нашей жизни, как публичной, так и тайной жизни нашего ума. (Любой, кто сделал публичную, ритуальную декларацию преданности чему-нибудь, подтвердит, что это может обладать мощным действием – возможно, вы заметили это, когда давали обеты на церемонии митры).

Другой эффект пуджи – то, что она просто напоминает нам о наших идеалах и нашей преданности им. Мы, люди, можем чувствовать подлинную преданность чему-то в наши лучшие времена, когда мы находимся в контакте с лучшей частью себя, но забываем об этом, когда нас отвлекает повседневная жизнь. Нам нужно постоянно восстанавливать связь, напоминать себе о том, что для нас действительно важно, если мы хотим, чтобы это стало действующей силой нашей жизни. Регулярная повседневная практика даже простых ритуалов, таких, как поклоны перед алтарем и начитывание прибежища и наставлений перед медитацией, помогает нам напомнить себе о наших ценностях и нашей преданности им, чтобы мы оставались в контакте с ними весь день.

Такими способами практика ритуала помогает нам сделать то, что начиналось как неясное интуитивное чувство нашего потенциала, руководящим принципом, который управляет нашими поступками и нашей жизнью. Со временем он поможет наделить нас всеми преимуществами развитой способности шраддхи – безмятежностью, ясностью, постоянством целей, силой перед лицом изменчивых обстоятельств, широкой перспективой, зрелостью, индивидуальностью и покоем ума.


Как подходить к ритуалу

Ритуал привносит элементы цвета, музыки, поэзии и театра в нашу духовную жизнь. Он предназначен для наслаждения, и важно, чтобы мы участвовали в нем с таким настроем. Буддийский ритуал не подразумевает давящей торжественности или мрачной серьезности, его суть – быть радостным и даже смешным по временам. Поэтому наслаждайтесь пуджей. Наслаждайтесь звуками мантр и ритмом пения, сверяя и сливая свой голос с остальными, чтобы произвести гармоничный звук. Получайте удовольствие от участия в ритуале со всей осознанностью и изяществом тела, которые вы можете проявить. Наслаждайтесь образами, которые пробуждают в вас слова, используя воображение, чтобы вызывать в нем картины и чувства, которые они описывают.

Когда мы принимаем участие в пудже, мы не просто подписываемся под какими-то положениями веры. Мы можем часто вспоминать о поведении и состоянии ума, к которым мы устремляем себя, но иногда на какое-то время призвать это будет превыше нашей воли, поэтому нам не нужно беспокоиться, что слова, которые мы говорим, не всегда соответствуют нашему настоящему состоянию. Принятие участия в пудже подобно походу в театр. Когда мы смотрим пьесу, нам не нужно верить, что то, что происходит на сцене, в буквальном смысле правда, чтобы наслаждаться ею и чтобы она преображала наши эмоции. Мы откладываем недоверие, наслаждаемся переживаниями и позволяем пьесу оказывать на нас свое влияние. Нам нужно участвовать в пудже примерно с тем же настроем: мы откладываем недоверие, используем наше внимание и воображение так полно, как можем, наслаждаемся переживаниями и позволяем ритуалу оказать на нас действие.


Выражение общей цели

Пуджа также может приносить много удовольствия, поскольку она дает нам способ выразить наше чувство общности и товарищества с теми, кто идет по пути. Мы можем сознательно взращивать этот аспект ритуальной практики по-разному.

Когда мы повторяем стихи или читаем мантры, мы можем избежать индивидуалистического подхода, не пытаясь сделать так, чтобы нас заметили, а вместо этого внося свой вклад как гармоничной части большего целого. Поэтому мы прислушиваемся к тем, кто рядом с нами, гармонизируя и сливая с ними наш голос, сопоставляя скорость и ритм, делая свой голос синхронизированной частью чего-то большего и более изобильного. Когда мы участвуем в ритуальных действиях, мы можем использовать это как возможность выразить и взращивать безмолвное согласие с другими. Делая подношения, например, многие люди выполняют практику осознанности к человеку рядом с ними, и, насколько это возможно, изящно согласуют свои действия с другими, кланяясь, когда они кланяются, становясь на колени, когда они становятся на колени, поднимаясь, когда они поднимаются. Когда два человека делают подношения вместе с таким подходом, это становится совместным упражнением во внимательности и взаимной предупредительности и может создать глубокое чувство безмолвного согласия с другим практикующим – даже с тем, с кем мы обычно никогда не разговариваем.


Проблемы с пуджей

Мы видели, что практика пуджи может приносить удовольствие и большую пользу. Стоит проявить к ней настойчивость, даже если поначалу она кажется странной, скучной или даже неприятной. (Конечно, для многих из нас она совсем не кажется такой и является приятной и полезной частью практики с самого начала – если у вас все именно так, тогда, вероятно, вы можете пропустить этот раздел).

Для тех из нас, кто в первый раз не находит в себе отклика на ритуальную практику, сделать так, чтобы она понравилась – просто вопрос привыкания к ней, преодоления ее странности и поиска путей вовлечься в эмоции с помощью формальных слов, которые, возможно, не соответствуют нашим литературным вкусам. Это просто занимает какое-то время, требует непосредственного контакта и глубокого понимания важности ритуальных практик, используемых в нашей традиции. Сначала нас может удерживать смущение по поводу выражения немодных эмоций, таких, как преданность, среди других людей. Мы боимся, что будем выглядеть глупо, и могут вмешаться наша скрытность и гордость. Но это обычно преодолевается очень быстро, когда мы видим, что другие люди, которые, несомненно, обладают силой и здравым умом и даже вызывают восхищение, вполне счастливы, что могут выразить себя таким способом.     

Но некоторые из нас испытывают по отношению к ритуалу негативные реакции, которые глубже, чем обычная осторожность ко всему новому и необычному. Такие реакции обладают сильным эмоциональным оттенком, который говорит, что вопрос не просто в том, что нас не слишком привлекает пуджа: его корни глубже кроются в нашей психологии, прошлом опыте. Некоторые из самых распространенных причин такого рода реакций могут быть таковы:

· Мы ассоциируем ритуал с религией, в которую мы были глубоко вовлечены, а затем отвергли.
· Мы боимся или отрицаем эмоции, которые может пробудить пуджа.
· Участие в пуджах с другими провоцирует у нас реакции по отношению к группе и групповой принадлежности.
 

Ассоциации с другими религиями 

Часто первая и вторая причины сочетаются, особенно если мы пережили сильное чувство преданности в контексте другой духовной традиции, которую мы затем отвергли по рациональным причинам, поскольку она не имела для нас смысла. Тогда мы можем бояться, что чувство преданности вернет нас в раннее, менее взрослое состояние, в котором нами было легко манипулировать. Но тот факт, что шраддха однажды проявилась в нас через среду, которая, возможно, не стоила этого, не делает недействительным наше чувство почтения к чему-то высшему, чем мы в нашем теперешнем состоянии. Что нам нужно – сделать нашу шраддху более утонченной и развитой, чтобы она выдержала проверку разумом и опытом, а не отвергать все сразу.
 
Тем не менее, в случае с небольшим количеством людей, которые были очень глубоко вовлечены в другую традицию, чувство замешательства, вызываемое участием в пудже, может быть чрезвычайно сильно. Если это справедливо по отношению к вам, может быть, вам лучше какое-то время не посещать пуджи, или практиковать их только понемногу, на пробу, возможно, наедине, пока вы не увидите отчетливее те чувства, которые она может в вас пробудить.


Реакции на группу

Вероятно, наиболее частая причина для сильных негативных реакций на пуджу – это то, что она пробуждает чувства, относящиеся к группе и принадлежности. Многие из нас рано или поздно чувствуют, что присоединение к группе других людей угрожает чувству нашей собственной индивидуальности. Это необходимая и положительная черта индивидуальности, когда группа ведет себя неискусно, но мы можем чувствовать это, даже когда поведение других нейтрально или искусно. Мы чувствуем необходимость ограничивать себя и отделять от всех групп для того, чтобы утвердить и защитить наше ощущение себя как индивидуальности, ответственной за принятие решений. Для некоторых из нас это необходимый этап в задаче становления личности, но это еще не все. Когда наше ощущение собственной индивидуальности достаточно сильно, мы можем присоединиться к другим, все же во многом оставаясь собой, подобно музыканту, который радостно играет среди других, не упуская своей партии.  

Но одновременно мы можем обнаружить, что участие в пудже с другими скорее заставляет нас чувствовать себя чужаками, чем укрепляет наше чувство общности с ними. Все вокруг нас принимают участие в чем-то довольно странном, что мы, возможно, не понимаем полностью, и мы ощущаем принуждение выполнять то же, которое, как нам кажется, угрожает нашей индивидуальности. Мы чувствуем враждебность, одиночество, возможно, бунт и превосходство.  

В этом случае пуджа становится превосходной возможностью практиковать осознанность, чтобы лучше осознать склонности, с которыми нам нужно работать не только в пудже, но в жизни в целом. Когда мы практикуем ритуал, у нас есть возможность осознать – и объединить – чувства и реакции к группам, которые, почти несомненно, влияют на нашу жизнь и отношения в массе других случаев. Мы можем с большей выгодой использовать эти реакции, размышляя над тем, что никто, кроме нас, не беспокоится, принимаем мы участие в ритуале или нет – это ощущение давления и подчинения есть только в нашем уме. Мы можем спросить себя, действительно ли другие, которые принимают в нем участие, такие конформисты: возможно, некоторые из них в других ситуациях кажутся очень сильными личностями. Мы можем спросить себя, чувствовали ли мы что-нибудь подобное в других  обстоятельствах, или же мы склонны избегать объединения с другими в целом, или же часто кажется, что мы сами делаем себя одиночкой и аутсайдером. 

Очевидно, это не главная цель пуджи, но ценным побочным продуктом участия в ритуале может быть то, что он помогает нам осознать – и оставить позади – реакции на группы, которые могут жестко ограничивать нас в ряде случаев, удерживая нас от присоединения к другим в привнесении позитивных изменений в мир и отрезая нас от чувства общей цели, которое присутствует в глубокой дружбе. 


Пуджа – это то, что нужно делать

Пуджа – это то, что делают, а не думают об этом или говорят. Единственный способ оценить ее влияние – участвовать в ней достаточно часто, чтобы преодолеть первичное чувство чего-то незнакомого, насколько это возможно, оставляя предрассудки и предположения позади, чтобы мы могли ощутить ее влияние непосредственно, сами. 


Вопросы для размышления и обсуждения

1. Какова была ваша первая реакция на идею участия в буддийском ритуале? Было ли ваше отношение обусловлено какими-то аспектами прошлого?
2. В каких обстоятельствах в прошлом вы ощущали чувство благоговения и почтения, или чувство чего-то более высокого, чем вы в вашем теперешнем состоянии? Можете ли вы чему-нибудь научиться из прошлого опыта, что помогло бы вам взращивать этот аспект шраддхи в будущем?
3. Попытайтесь описать, что привлекает вас к:
а) Будде,
б) Дхарме,
в) Сангхе.
4. Что впервые вас привлекло к каждому из этих пунктов и что привлекает теперь? В какой мере это влечение основано на разуме и опыте, а к какой оно «слишком глубоко для слов»?
5. Какие ощущения (положительные и отрицательные) вы испытываете, когда принимаете участие в практике поклонения? Влияет ли участие в ритуале на состояние вашего ума, и если да, то как?
6. Как вы считаете, принесло бы вам пользу более регулярное использование ритуалов в своей практике? Если да, как вы можете это сделать?