Новости

08.03.2017 10:01:00

Медитация и буддизм в Одессе

Занятия медитацией

Читать дальше …

24.02.2015 03:02:40

Свободный Дух

Буддийская медитация он-лайн

Читать дальше …

23.08.2012 15:00:00

Видео как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Читать дальше …

22.08.2012 17:00:00

Приглашаем Вас ...

участвовать в группе в Контакты для читателей Буддаяна.

Читать дальше …

Линия Просветленного

Использование в английском варианте неопределенного артикля перед названием «Будда» указывает на тот важный факт, что есть не один Будда, а множество. Хотя в обычном словоупотреблении и для практических целей мы называем Буддой Будду Гаутаму, в эру которого мы живем и чьим законом руководствуемся, это лишь словоупотребление, аналогичное тому, когда, говоря о «короле» или «королеве», мы имеем в виду правящего монарха Англии, и наши слова не стоит понимать как отрицание существования предыдущих носителей короны Святого Эдуарда. И, подобно тому как даже самый юный английский школьник знает, когда празднует день рождения монарха, что он или она – лишь последние из длинной линии королей и королев Англии, так и – если столь гомерическое распространение нашего сравнения допустимо – даже самый безграмотный буддист знает, что Будда Гаутама, хотя с исторической точки зрения он уникален, с космологической точки зрения – последний отпрыск династии Будд, самый современный представитель более долгой и прославленной линии, чем может утверждать о себе любой земной царь. Этот факт, о котором буддистам махаяны постоянно напоминает иконография, свидетельствуется тхеравадинами в ежедневном поклонении Тройной Драгоценности (тиратана-вандана), когда они выражают свое почтение Буддам прошлого, настоящего и будущего. На самом деле, во многих буддийских странах образы Дипанкары, Гаутамы и Майтреи, представляющие Будд трех времен, очень популярны и символизируют конкретно, в понятной форме, истину о том, что достижение Просветления – постоянно повторяющееся событие во Вселенной, а приход после длительного периода времени Просветленного человеческого существа – неотъемлемая часть структуры и функционирования феноменального существования.

 

Несмотря на уверения многих текстов Махаяны о том, что Будды «бессчетны, как пески Ганга», число мировых систем столь невероятно, а длительность всего одной кальпы столь немыслимо велика, что появление Будды, Татхагаты, с чисто человеческой точки зрения – очень редкое явление. На самом деле, настолько редкое, что не каждая кальпа столь удачлива, чтобы в ней родился Будда: такие неблагоприятные эоны известны как сунна-каппы или «пустые эоны». Те кальпы, которые благословлены приходом Будды, называются асунна-каппами или Будда-каппами. Есть пять видов Будда-капп: сара-каппа, в которую появляется один Будда, манда-каппа, в которую появляются два, вара-каппа, в которую появляются три, сараманда-каппа, которая благословляется приходом четырех Будд, и бхаддха-каппа или махабхаддха-каппа (махабхадра-кальпа на сарскрите), то есть эон, благословленный появлением не менее чем пяти Будд и, следовательно, очень удачно названный «Великим Благоприятным Эоном».

 

Палийские тексты, как обычно, сдержанные и скрытные, сосредотачивают наше внимание на нашей собственной мировой системе, и открывают, помимо имен Гаутамы и Майтреи, «настоящего» и первого из «будущих» Будд соответственно, имена лишь двадцати семи «предыдущих» Будд. Махаянские тексты, более информативные, приводят в дополнение имена очень большого количества прошлых, настоящих и будущих Татхагат, принадлежащих другим мировым системам. Сейчас нам не нужно вдаваться в подобные детали: их существование признается как дополнительное свидетельство величия буддийской космологической перспективы. Отсылки к семи Буддам от Випасси до Готамы (Гаутамы на санскрите) часто встречаются в текстах, которые ученые считают самыми ранними палийскими писаниями. Имена двадцати одного Будды от Танханкары до Тиссы, непосредственно предшествующего Випасси, можно найти в текстах, которые обычно считают более поздними трудами. Эти двадцать один Будда в тхеравадинской традиции распределены на поистине огромное число кальп. Для начала, промежуток времени от одной Будда-каппы до следующей рознится от одной маха-каппы до асанскхейи маха-капп. Первые четыре и двадцати семи предыдущих Будд принадлежат сараманда-каппе, которая была четыре асанкхейи маха-капп и одну сотню тысяч маха-капп назад. Именно тогда, немыслимо давно, во времена жизни Дипанкары, четвертого из этой группы, существо, впоследствии возвеличенное как Будда Гаутама, а в том рождении известное как аскет Сумедха, решило достичь Просветления.

 

За огромный период одной асанкхейи маха-капп после Дипанкары ни один Будда не осветил тьму мировой системы. Но вот, наконец, Солнце Истины еще раз озарило космос, пробудившийся от векового духовного сна: девять Будда-капп прошли, дав рождение восемнадцати Буддам от Конданны до Випасси, но нам не говорят ничего о числе Будд в каждой кальпе или числе сунна-капп от одной Будда-каппы к следующей. Приближаясь к тому, что, с традиционной буддийской точки зрения, можно считать «нашими временами», двадцать девять сунна-капп прошли с последней Будда-каппы, которая была манда-каппой с двумя Буддами, Сикхи и Вессабху, до нашей Будда-каппы, которая является маха-бхаддха-каппой, Великим Благоприятным Эоном пяти Будд, Какусандхи, Конагаманы, Кассапы, Готамы («нашего» Будды) и Меттеи (на санскрите Майтреи), Будды грядущего.

 

Контраст между историческим видением Будды просто как сына Шуддходаны, потомка линии королей и воинов, и традиционным признанием космической значимости его жизни и миссии, нигде более остро не подчеркивается, как в знаменитой сцене, запечатленной в палийских писаниях, которая сталкивает впервые за семь лет мирского отца, с его ограниченными познаниями и узкими привязанностями, и просветленного сына. Сама история драматична, поскольку предусматривает столкновение ценностей двух различных порядков, и в «Свете Азии» сэр Эдвин Арнольд, со своей обычной компетентностью, не преминул использовать драматические возможности ситуации. Видя Будду, просящего подаяние на улицах Капилавасту, Шуддходана укоряет его печально и презрительно:

 

Ты должен был прийти в одеянии, подобающем твоему рангу,

С сияющими копьями, с конницей и пехотой.

Смотри! Все мои солдаты выстроились вдоль дороги,

И весь мой город ждал бы у врат.

Где ты странствовал все эти дурные годы,

Пока твой венценосный отец горевал? И она тоже

Жила, как подобает вдовам, отрекшись от радости,

Ни разу не услышав звука песни иль лютни,

Не надев праздничного платья до тех пор,

Пока в золотом одеянии она приветствует дома

Супруга-нищего в желтых лохмотьях.

Сын! Какжетак?

Сын! Какжетак

«Отец мой! – последовал ответ, -

Это обычай моей расы,

Это обычай моей расы».

«Твоя раса, -

Ответил Царь, – насчитывает сотни тронов

От Маха-Саммата, но никто так не поступал».

«Не о мирских предках, – сказал Учитель, -

Я говорю, но о предках незримых,

Буддах, которые были и снова придут,

Из их я числа и делаю то же»1.

 

Этими красноречивыми словами, которые воспроизводят дух изначального текста с силой и меткостью, более чем компенсирующими недостаток словесного соответствия, Будда уже на самом первом году после Просветления безошибочно определил свое место на огромной космологической сцене, во вселенской перспективе, основные очертания которой мы уже попытались набросать. Принимаем ли мы или нет описания и классификации кальп, число и имена Будд, обнаруживаемые в буддийских писаниях, нельзя не оказаться под впечатлением от величия концепции в целом или не признать ее глубинную истинность. Является ли традиционная буддийская космология трезвым утверждением научно достоверного факта или пьянящим полетом поэтического изображения, она по-своему отражает закон, чье действие – самое сердце буддизма, закон о том, что, когда есть условия для возникновения феномена – от падения листа до рождения Будды, – действие неизбежно последует. Основополагающее значение традиционных учений буддийской космологии и то, как они освещают безмятежную и величественную фигуру Учителя, нигде, насколько я знаю, не объясняется лучше, чем Ламой Анагарикой Говиндой в тексте статьи «Будда как идеал совершенного человека и воплощение Дхармы», которая появилась в номере Вайсакха журнала «Маха Бодхи» за 2498 год (май-июнь 1954). Он пишет: «Так называемые исторические факты о жизни Будды, однако, считались столь малозначительными, что и в наши дни невозможно точно определить год рождения Будды. Даже век, в который он жил, вызывает противоречия между различными буддийскими школами. Они не соглашаются даже в том, какое имя носила жена Сиддхартхи, и в том, родился ли Рахула до или после того, как Бодхисаттва покинул свой дом.

 

Однако все они согласны в том, что Будда провозгласил одну и ту же вечную Дхарму, проповедованную его духовными предшественниками в этом мировом цикле (кальпе), равно как и эоны назад, и что его учение снова будет проповедоваться в будущем, и последним из пяти Будд этой кальпы будет Будда по имени Майтрея, чей приход предвозвещен пророческими словами Будды Шакьямуни в «Дигха-никае», 26. Подобным образом, он часто говорит о Буддах прошлого и сравнивает их жизни и действия со своими собственными; на самом деле, именно в этой связи мы узнаем о главных событиях его собственной жизни. Имена Будд этого и предыдущего эонов известны всем традициям буддизма.

 

Другими словами, больше известно и сказано о духовной линии Будды, чем о его предках, хотя тот факт, что он происходит из королевской (или, по крайней мере, благородной) семьи, позволил бы с легкостью записать линию его предков и исторические условия жизни его предшественников. Это ясно указывает, что его духовная линия, что можно вполне назвать его вселенским происхождением, считалась гораздо более важной, чем историческое и материальное происхождение.

 

Это вселенское происхождение отражает одну из самых глубоких идей буддизма, которая возвышает его учение над ограниченными концепциями догматического сектантства, а именно, неизбежное заключение о том, что качество просветления внутренне присуще вселенной, или, что более точно, скрыто в каждой форме сознания, и, следовательно, должно созреть, согласно вселенскому закону, когда создадутся благоприятные условия. То, что этот закон не срабатывает с механической регулярностью часов, доказывает, что он – живая сила, и объясняет, почему не в каждой кальпе появляется одно и то же число Будд. Согласно тхеравадинам, могут даже быть кальпы без Будд.

 

Следовательно, человеческую жизнь Будды можно рассматривать в совершенно иной перспективе: она становится всего лишь частью гораздо более длительного и более важного развития, в котором человеческий элемент – по сути, средство для нового открытия вселенского (и в этом смысле «запредельного») характера ума или сознания, которое, согласно сутре Праджняпарамиты, «непостижимо» в своей подлинной природе».

 

Это «новое открытие вселенского» – дело не одного дня и даже не одной жизни. На самом деле, цель «достигается» в определенный момент времени, и наступление этого момента справедливо считается самой важной датой в нашем календаре, но само достижение зависит от усилий не только в этой, но и во множестве жизней. Как лавина, внезапно сходящая на спящее селение, медленно набирает вес от постоянного падения бесконечного числа крошечных снежинок, так и достижение Просветления, которое сметает желание, гнев и неведение со своего пути, обретается в результате накопления наших усилий и стремлений в бесконечных жизнях, посвященных достижению одной высшей цели: Просветлению на благо всех живых существ. Подобно тому, как путь Бодхисаттвы немыслим без понимания состояния Будды как его цели, так и достижение состояния Будды невозможно без представления о предшествующем идеале Бодхисаттвы. Хотя состояние Будды с точки зрения логики «первостепенно» по отношению к состоянию Бодхисаттвы, на деле первое необходимо предваряется вторым, которое относится к нему, по сути, как причина к следствию. Следовательно, мы должны видеть в последнем из Просветленных не только «преемника Будд прошлого», но и наследника результатов действий, совершенных в неизмеримо долгом ряду жизней. Метафоры, связанные с царствованием, здесь неуместны. Вместо этого, двойную линию происхождения можно проиллюстрировать уподоблением с республикой. Президент Соединенных Штатов, к примеру, может считаться как преемником предыдущих президентов, так и отпрыском своих собственных предков, и его биографию можно написать как историю частного лица или публичной фигуры. Со временем, конечно, эти две линии происхождения сливаются. В случае с Буддой они совпадают: его состояние Будды – это воплощенное значение состояния Бодхисаттвы.

 

Человеческая и историческая биография Будды Гаутамы – это история мистического брака человеческого и божественного, индивидуального и вселенского, земного и космического, внутреннего стремления и запредельного идеала. В бесконечное прошлое простираются жизни его возвышенных предшественников, Будд, и его собственные предыдущие воплощения в качестве Бодхисаттвы, и, как отметил Лама Анагарика Говинда, больше известно о его духовных предках, чем о человеческом происхождении. Хотя Палийский канон содержит интересные фрагменты, описывающие различные эпизоды его последней земной жизни, в нем нет связной биографии Учителя в современном смысле. Однако в него включена «Буддхавамса», в которой описываются жизни предыдущих Будд, его духовных предков, а также книга «Джатак», где излагаются истории целых 550 его предыдущих жизней в качестве Бодхисаттвы, во время которых он практиковал Десять совершенств (даша-парамита). Более того, по Палийскому канону рассыпаны упоминания о его собственных прошлых жизнях, которых нет в книге «Джатак».

 

К примеру, говоря о пользе благих деяний, Будда говорит: «Я сам, братия, могу свидетельствовать, что многие дни собирал плоды благих деяний – всего, что желанно, привлекательно, дорого и приятно. Семь лет я практиковал добрые мысли, и (в результате) я не возвращался в этот мир на протяжении семи эонов разворачивания и свертывания мира (самватта-виватты, «инволюции и эволюции»). Когда эон развернулся, братия, я родился в Высочайшей обители (брахма-вимане). Так я был Брахмой, великим Брахмой, покорителем и непокоренным, всевидящим Управителем.

 

Тридцать шесть раз, братия, я был Саккой, Владыкой Девов. Бесчисленные сотни раз я был раджой, правителем мира, добродетельным монархом, одерживающим победы во всех четырех направлениях, правящим в области, которая была благословлена безопасностью. Я был владыкой Семи Драгоценностей (таким я был правителем) – не говоря уже о чисто местном правлении»

(«Итивуттака, 22. Перевод Вудворда).

 

1 «Свет Азии», книга 7.

Обзор буддизма: Будда и буддизм

Обзор буддизма: Будда и буддизм, Сангхаракшита.

  1. Обзор буддизма: Будда и буддизм
  2. Появление буддизма
  3. Изучение Дхармы: методы и материалы
  4. История против традиции – Универсальный контекст буддизма
  5. История против традиции – Космологическая перспектива
  6. Линия Просветленного
  7. Будда Гаутама: его величие и роль
  8. Историческая уникальность Дхармы
  9. Невыразимая Нирвана
  10. Обвинения в нигилизме
  11. Позитивный аспект Нирваны
  12. Сущность Просветления
  13. Истинная природа всех дхарм
  14. Обусловленное совозникновение: двенадцать звеньев
  15. Сансара и Нирвана
  16. Четыре благородные истины
  17. Трехчленный Путь – Срединный Путь – Нравственность
  18. Трехчленный Путь – Срединный Путь – Медитация
  19. Трехчленный Путь – Срединный Путь – Мудрость и идеал Архата
  20. Основания буддизма: ранние школы

Скачать бесплатно книгу на PDF: «Обзор буддизма: Будда и буддизм»