Новости

30.10.2018 18:19:07

Досточтимый Ургьен Сангхаракшита: 26 августа 1925 года – 30 октября 2018 года

С глубокой печалью сообщаем вам об уходе Ургьена Сангхаракшиты сегодня, 30 октября 2018 года, примерно в 10 часов утра в больнице Хирфорда.

Читать дальше …

15.01.2018 10:01:00

Медитация и буддизм в Одессе

Занятия медитацией в Одессе

Читать дальше …

10.01.2018 03:02:40

Свободный Дух: буддийская медитация онлайн

Буддийская медитация он-лайн

Читать дальше …

09.01.2018 15:00:00

Видео как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Читать дальше …

05.01.2018 17:00:00

Приглашаем Вас ...

участвовать в группе в Контакты для читателей Буддаяна.

Читать дальше …

Как ваша метта воздействует на других

Стоит ли он, идет, садится или ложится, пока он пробужден, он должен развивать это осознание. Это называют самой благородной жизнью.

 

Титтхам чарам нисинно ва

саяно ва яват асса вигатамиддхо

этам сатим аддхиттхейя

брахмам этам вихарам идха-м-аху

 

Конечно, метта – это не просто медитативное упражнение, это образ жизни. Фраза «стоит ли он, идет, садится или ложится» обнаруживается почти в тождественной форме в строфе об осознанности в тексте «Сатипаттхана-сутты», проповеди о четырех основаниях осознанности. Подобно осознанности, метта – это то, что вы никогда не теряете из виду, и, несомненно, эта строфа сутты преподносит ее в форме осознанности. Если вы действительно хотите достичь «благородной жизни», вам понадобится практиковать метту в каждое мгновение дня и ночи, а не только когда вы сидите на подушке для медитации. Это метта в полном, подлинном смысле. Уточнение «пока он пробужден» можно толковать по-разному. Оно относится к бодрствованию в повседневном значении, но если вы стремитесь быть подлинно пробужденным в значении сати, осознанности, вам придется привнести подобную пробужденность в отношении метты и в свои сновидения. На самом деле, в любом состоянии сознания метта остается устойчивой в вас, пока вы остаетесь внимательны. Поэтому данная фраза может относиться к физическому состоянию или духовному состоянию, но может иметь отношение и к более общему состоянию бдительности или бодрости.

 

Этам сатим аддхиттхейя, что Садххатисса переводит как «должен развивать это осознание», можно также, вероятно, перевести как «должен излучать это осознание», что подразумевает, что к этому этапу сутты вы больше не находитесь в процессе развития «силы» метты. Эта сила уже развита, и вы просто распространяете ее влияние, излучая метту на благо всех существ, где бы они ни находились.

 

Но, хотя ваша метта и может мощно влиять на других, влияние, которое вы теперь способны распространять и излучать, больше ни в коей мере не является вашим. Да, мы говорим о «развитии» метты, но это не некая техника развития силы, цель которой – манипулировать другими людьми ради собственной выгоды. Метта, несомненно, обладает силой, но это не сила принуждения. К примеру, если вы развиваете метту по отношению к «врагу», существует, по крайней мере, возможность того, что это окажет положительное влияние на его поведение по отношению к вам. Но вы не думаете о метте как силе или власти, которую можно использовать, чтобы другим не оставалось ничего иного, кроме как подпасть под ваши чары и полюбить вас. Это будет не меттой, но утверждением вашего эго выше эго другого человека. Конечно, искусно направлять метту к людям, которые, как нам кажется, причиняют нам вред. Но если мы делаем это лишь для того, чтобы они перестали доставлять нам неприятности и досаждать нам, вероятно, это не будет подлинной меттой. Если затем мы начинаем раздражаться от того, что пытались быть полными меттой к ним, а они не ответили положительным образом, наше состояние ума ничем не будет отличаться от их состояния.

 

При прочих равных условиях, наша практика метта-бхаваны окажет положительное воздействие на других. Всеохватное качество метты никоим образом не сводится к медитации. Один из достоверных знаков метты – то, что вы совершенно естественно будете нести другим облегчение, вдохновение и даже укреплять их. Но другим стоит оставить свободу сопротивляться этому влиянию, если им так хочется. В конце концов, все мы сами отвечаем за состояние своего ума. Положительные эмоции нельзя навязать.

 

Есть также возможность того, что некоторые люди не будут восприимчивы к нашей метте, особенно если они привыкли к отношениям, основанным на эмоциональном «бартере», когда за все, что тебе дают, нужно платить. Метта совершенно безусловна, и когда люди привычны к эмоциональной зависимости от отношений, они могут подумать, что вы совсем не заинтересованы в них и даже не заботитесь о них, просто потому что им будет казаться, что вы ничего не ждете от них в ответ. Метта, идущая от вас, слишком возвышенна, они просто не настроены на подобную волну. Хотя вы и можете искренне беспокоиться об их благополучии, доброжелательность – это не все, что им нужно: им нужно своего рода обязательство и подчинение, некая зависимость, чтобы заполнить болезненную пустоту, оставляемую неспособностью почувствовать метту по отношению к самим себе. Ваша метта может значить для них слишком мало, если они интерпретируют ваше нежелание вступать в зависимые отношения как знак того, что вы отчуждены и равнодушны.

 

Идея о том, что метта – это нечто обширное, снова высказывается в последней строке строфы, в выражении «брахмам этам вихарам». Здесь слово «вихарам» означает «обитель», «состояние» или «переживание», в то время как «брахмам» означает «высокий», «благородный», «утонченный» – то есть возвышенный почти до уровня божества. Согласно некоторым мнениям, слово «брахман» происходит от корня, означающего возвышение, рост или расширение. Брахман, следовательно, был изначально вдохновенным мудрецом, священником или святым, который, «возвысившись» под влиянием божественного вдохновения, открывал его общине как святые учения. Поэтому «брахмам» – это нечто божественно великое в смысле «обширности» и в этом значении приближается к идее «абсолюта».

 

«Идха-м-ату», «это, как они говорят», появляется в конце сутты как еще один намек на то, как мы должны понимать «брахмам вихарам». Это выражение, хотя оно и описывает окончательный результат упражнения, при первом подходе как будто является лишь фигурой речи. Этот опыт невыразим, поэтому назвать его «высшей обителью» – это только метафора, поэтический оборот. Однако это не подразумевает появления сомнений или разочарования: как раз наоборот. Этими словами утверждается, что это не просто личный опыт, но опыт многих других. Это обращение к традиции, другими словами, за опытом и свидетельством духовной общины тех, кто подлинно мудр.

 

Подобно тому, как заботливая любовь матери к ребенку помогает ему расти, наша метта по отношению к другим помогает расти им, а также становится средством нашего собственного роста и развития. Метта не только сама стремится к распространению, она становится причиной роста и раскрытия других, а также радости, которая сопровождает это раскрытие. Она привносит легкость в наше существование, вынося нас за пределы узких, чисто личных забот. Вы начинаете становиться восприимчивыми к другим людям, с радостью открываетесь им и впускаете их в свое сердце, не боясь уделить им больше внимания и отдать им себя.

 

Распространение метты – не просто метафора. Вы ощущаете обширность, ощущаете возвышенную и невесомую радость. Это качество характерно для всех положительных эмоций, отсюда и выражения «витать в облаках» и «быть на седьмом небе», а метта – ярчайшее и самое положительное из состояний ума. Вы ощущаете, что покидаете пределы своего эго, чувствуете тепло, свет, легкость. Если вы ходите развить радость от метты, поищите это чувство легкости. Если ваши практики поклонения тяжелы и безрадостны, а ваша вера – скучное и унылое благочестие, метта, вкус которой – свобода и восторг, вряд ли придет к вам. Конечно, свобода и восторг – не те эмоции, которые обычно отождествляют с религией, особенно в Европе, где возвышенное наследство готических шпилей и изящной церковной музыки сопровождается запахом серы и обещанием вечного проклятия для неверующего. Беспокойство и вина могут быть традиционными красками религиозных институтов в нашей культуре, но они прямо противоположны метте. Какая жалость, что наши эмоции столь часто становится источником горя, а не радости. Неудивительно, что мы пытаемся подавить, ограничить или уничтожить их! Но, поступая так, мы лишь усугубляем свои несчастья. Мы все больше и больше впадаем в отчаяние, мы идем по миру с опущенной головой и поникшими плечами, и, конечно, делимся этим. Когда мы встречаем кого-то, кто начинает рассказывать о своих несчастьях, мы ждем не дождемся, чтобы прервать его собственными жалобами, ища себе слушателя.

 

Но, точно так же, как мы склонны делиться собственными бедами, так и щедрость духа, которая приходит с меттой, побуждает нас передавать наше счастье всем, с кем мы встречаемся. Хотя намерение – отправная точка метты, ее кульминация – вопрос поведения, «благородной жизни» в переводе Саддхатиссы.

 

Дружелюбие и дружба

Если вы никогда не испытывали метту в близких и взаимных отношениях дружбы, которые по своей сути скорее духовны, чем обусловлены общественным договором, вы никогда не ощутите полноту возможностей метты… Очень сложно развивать метту как чисто индивидуальный опыт. Вам нужны другие люди.

 

Вне всякого сомнения, если бы каждый человек в мире развивал подлинно открытые положительные эмоции в качестве образа жизни, человеческое общество совершенно преобразилось бы. Но, несмотря на то, что это вряд ли осуществимо, по крайней мере, в настоящее время, вполне возможно ощутить подобное внутри сангхи, духовной общины.

 

Сангха – это выражение через время и пространство этой практической преданности преображению себя и мира, которая внутренне присутствует в жизни и учениях Будды. Посредством кальяна-митраты или духовной дружбы, которая связывает нас с лучшим в наших друзьях и вдохновляет в них лучшее, человек рождает и усиливает положительные эмоции в постоянной взаимности доброжелательности.

 

В сангхе каждый предан развитию метты как образа жизни, и метта становится практическим, реальным опытом посредством дружбы. Вы можете прикидываться, что испытываете огромное чувство метты по отношению ко всем живым существам и даже пытаться воплощать метту на практике в том, как вы ведете себя с коллегами и знакомыми. Но насколько вы готовы к тому, чтобы жить согласно своим идеалам? Если вы никогда не испытывали метту в близких и взаимных отношениях дружбы, которые по своей сути скорее духовны, чем обусловлены общественным договором, вы никогда не ощутите полноту возможностей метты. Духовная дружба позволяет быть верным своей индивидуальности и на этой основе приводит нас к подлинной встрече умов и сердец. Очень сложно развивать метту как чисто индивидуальный опыт. Вам нужны другие люди.