Новости

16.11.2020 23:04:47

Онлайн уроки буддийской медитации для начинающих

Буддийская медитация для начинающих. Бесплатные введение онлайн

Читать дальше …

24.10.2020 20:05:14

Личное заявление

Ургена Сангхаракшиты

Читать дальше …

29.03.2020 12:50:48

Интервью с Суваннавирой

Вопросы буддисту от подписчиков «Пост блог»

Читать дальше …

09.01.2018 15:00:00

Видео как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Читать дальше …

Дхарма: пустотность обусловленного

Это первая из четырех шуньят: самскрита-шуньята, что буквально означает «пустотность обусловленного». Для того, чтобы ее понять, мы должны постичь основное буддийское различие между обусловленной реальностью (которая зависит от причин и условий) и Необусловленной реальностью (которая не в такой мере зависима). Обусловленная реальность – это существование, которое нам знакомо на этой земле, и оно распознается по трем фундаментальным характеристикам: оно не приносит удовлетворения, непостоянно и лишено неизменной индивидуальности или самости.

 

Необусловленная реальность, то есть нирвана, напротив, обладает противоположными характеристиками – хотя они не все столь четко противопоставлены, как можно было бы ожидать. Первая из них довольно пряма: Необусловленная реальность – это высочайшее блаженство. Вторая, конечно, – это то, что Необусловленная реальность вечна, хотя эту характеристику нужно понимать не в смысле бесконечности во времени, но в том смысле, что она вообще выходит за пределы времени. Что касается третьей характеристики, если обусловленное лишено самости, то Необусловленное, несомненно, должно обладать самостью. Но здесь между буддийскими школами существует различие – хотя главным образом это различие в терминологии.

 

Например, тхеравадины говорят, что не только обусловленное лишено самости, Необусловленное, нирвана, также лишено самости. Эта пустота от самости, очевидно, не является одной и той же в обоих случаях, но эти различия не всегда разъясняются. Некоторые из школ Махаяны, напротив, говорят о Необусловленном в терминах самости, как о маха-атме, «великом Я», или (в традиции Дзен) – как о «подлинном» или «настоящем» «я».

 

Последователи Тхеравады обычно имеют серьезные возражения против такого понимания – и небезосновательно. Есть большая и реальная опасность наделить «я» самостоятельным бытием, когда отдельного «я». Хотя в каком-то смысле говорить о высшем или великом «я» довольно справедливо, по крайней мере, поэтически, всегда сохраняется опасность того, что вместо стремления избавиться от чувства «я» мы просто подменим одно «я» другим, замещая относительно грубое эго более тонкой, возвышенной самостью.

 

В то же самое время важно помнить, что все точные утверждения о нирване не обязательно носят характер аналогии: ни одно из них не стоит воспринимать буквально. Мы можем говорить о нирване как о «высшем блаженстве», нирванам парамам сукхам, но это определенно не блаженство, как мы его понимаем, каким бы богатым ни было наше воображение. Даже если мы умножим блаженство, с которым мы знакомы, в сто или тысячу раз, мы и близко не получим представления о том, каково на самом деле блаженство нирваны. Мы используем слово «блаженство» в значении аналогии.

 

Столь же справедливо и то, что подобным образом возможно использовать и слово «я», и именно так и поступают последователи Махаяны. Они поступают так не слишком часто, а когда поступают, делают это осмотрительно. Кроме того, их право так поступать подтверждается каноническими писаниями. В Махаяне можно обнаружить несколько сутр, в которых Будда говорит о нирване как о «великом я» - например, в «Махапаринирвана-сутре» (не путать с «Махапариниббана-суттой» Палийского канона). Но на самом деле термин «маха-атма» можно найти даже в Палийском каноне. Он употребляется в строфах «Ангуттара-никаи», собрания «последовательных изречений», в которых он (в палийском варианте «маха-атта») используется в довольно благоприятном ключе, также являясь своего рода обозначением нирваны.

 

Тантры, несомненно, заходят еще дальше Махаяны: как синонимы Просветления используется не только «великое я», но даже «великая страсть» или «великий гнев». Это следует понимать в эзотерическом смысле – такие определения используются в определенной предписанной традицией ситуации или контексте, в которых они могут дать положительный результат, а не представлять опасность. На Западе, где все еще нет соответствующей безопасной традиции, есть некоторая опасность неправильного понимания их значения.

 

Все это касается спорного вопроса об анатмане или бессамостности как характеристике обусловленного существования и еще одной характеристике нирваны. Но теперь мы можем увидеть, в чем заключается пустотность обусловленного. Жизнь, какой мы ее знаем, обусловленная реальность, пуста от Необусловленного и его свойств. Блаженство, постоянство и подлинное самобытие нельзя обнаружить в этом мире, и если мы стремимся к ним, нам нужно выглянуть за границы этого мира, поднять взор к высшему измерению реальности. «Пустотность обусловленного» заключается в том факте, что оно «пусто» от Необусловленного.

Пустотность необусловленного

Если обусловленное пусто от Необусловленного, тогда от чего пусто Необусловленное? На самом деле это очевидно: Необусловленное пусто от обусловленного. В Необусловленном, нирване, нет страданий, нет непостоянства, нет ложного «я» – оно пусто от всего этого. Это вторая из четырех шуньят – асамскрита-шуньята, «пустотность Необусловленного», которая заключается в том факте, что оно пусто от обусловленного.

 

Необусловленное – также и «запредельное». Это не идеальное выражение, но оно более или менее точно соответствует санскритскому и палийскому слову «локуттара». «Лока» означает «мир», а «уттара» - «выше» или «за пределами»; следовательно, запредельное – это просто то, что находится над миром или за его пределами. Оно не находится выше или за пределами в смысле пространства, только в том смысле, что оно необусловлено. Оно за пределами всех страданий, за пределами непостоянства, за пределами чувства «я» (по крайней мере, за пределами ложного чувства «я»). Оно выше и запредельно всему, о чем мы можем помыслить, всего, что мы можем представить или вообразить себе. Размышляя об этом, ум останавливается и терпит неудачу, словно перед нами – только огромное пустое пространство, неограниченная и непостижимая полнота.

 

Это Необусловленное, запредельная реальность, цель духовной жизни, арьяпариесаны, благородного стремления обусловленного существа в поисках. Необусловленого. И, несомненно, нельзя выйти за пределы этого, подняться над ним или стать выше него, нельзя продвинуться дальше. По крайней мере, что касается некоторых школ буддизма, это невозможно. Школы так называемой классической Хинаяны – Сарвастивады – придерживаются представления о двух взаимно исключающих реальностях, обусловленной и Необусловленной, и это различие обеспечивает большинству из нас, если не практически всем нам, довольно адекватную основу для нашей духовной жизни. Но Махаяна в литературе Совершенства Мудрости заходит еще дальше.