Новости

08.03.2017 10:01:00

Медитация и буддизм в Одессе

Занятия медитацией

Читать дальше …

24.02.2015 03:02:40

Свободный Дух

Буддийская медитация он-лайн

Читать дальше …

23.08.2012 15:00:00

Видео как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Читать дальше …

22.08.2012 17:00:00

Приглашаем Вас ...

участвовать в группе в Контакты для читателей Буддаяна.

Читать дальше …

Принцип воздержания от взятия того, что не отдано по доброй воле, или Щедрость

Так же как предметом Первого Наставления является далеко не только воздержание от убийства, хотя негативная форма этого наставления и выражается этими словами, Второе Наставление говорит о гораздо большем, нежели просто о воздержании от воровства, и его негативная форма в данном случае ясно на это указывает. Адиннадана верамани буквально означает «воздержание (верамани) от присвоения или захвата (адана) того, что не отдано по доброй воле (адинна). Другими словами, нельзя брать или присваивать то, что другой не предлагает по доброй воле. Поскольку насилие представляет собой действие по отношению к другому, нежелательное с его точки зрения, присвоение не-данного (не предлагаемого) является формой насилия. Это насилие, причиненное не по отношению к личности, как в случае нанесения телесных повреждений, а по отношению к собственности, хотя насилие по отношению к собственности опосредовано является насилием по отношению к личности, так как собственность по определению принадлежит конкретной личности. Сразу же возникает множество вопросов относительно прав собственности, но я коснусь их ниже.

 

Поскольку присвоение не предлагаемого является формой насилия, все что было сказано ранее о применении силы и насилии в контексте Первого Наставления – включая сказанное о Золотом Правиле, позиции силы и позиции любви – можно отнести и ко Второму Наставлению. Поэтому мы не станем уделять Второму Наставлению столько же времени сколько Первому. Я лишь позволю себе несколько замечаний, после того как мы поговорим о Щедрости, позитивной форме Второго Наставления, относительно трех отдельных моментов, касающихся следованию этому наставлению, а закончим, поговорив вкратце о праве собственности.

 

В «Песне о себе», в самом начале «Листьев травы», Уолт Уитмен восклицает:

 

Видите, я не читаю вам лекций, я не подаю скудной милостыни:

Когда я даю, я даю себя.

 

Эти строки иллюстрируют различие между Любовью в том смысле, в каком этот термин применим при описании Первого Наставления, и Щедростью в том смысле, в каком это слово использовалось при описании Второго. Любовь отдает саму себя, то есть Любовь – это добровольная передача самого себя другому или, если хотите, сдача одного человека другому (под «сдачей» имеется в виду полный отказ от использования преимущества, которое предоставляет позиция силы). Щедрость – это передача своей собственности другому и является выражением Любви. На самом деле, если Любовь представлена во всей своей полноте, понятие Щедрости теряет свой смысл, поскольку Любовь в своем высшем проявлении не совместима с чувством обладания и, следовательно, с собственностью, при этом речь уже идет не о Щедрости, а скорее об общем владении или общей собственности.

 

В одном из своих стихотворений Шекспир дает непревзойденное описание парадоксального проявления такой взаимной «Щедрости». (Когда я готовил эту книгу, я понятия не имел, что поэтам есть что сказать на эту тему, и что я стану цитировать их так обильно). Говоря о взаимной любви Феникса и Черепахи, он утверждает:

 

Сердца – в отдаленье, но, всё же – едины,
Само расстоянье над ними не властно...
Слилась черепаха в огне сердцевины
С душой королевой... и это прекрасно...

 

Любовь между ними сияла такая,
Что в пламени взгляда волной отражаясь,
Терялась от чувств черепаха морская,
Сгорая, как Феникс… и вновь возрождаясь...

 

И свойство зависло в плену отторженья,
Привычное эго застыло в руинах,
Природа единства в двойном обрамленье,
Но, всё же, не двойственна и не едина...

 

И разум смущённо погряз в размышленьях,
Увидев, как целым раздельное стало;
Себя потеряв, став частицей теченья,
Так чудно простое сложнейшим восстало...1

 

Для буддистов гораздо большее значение имеет не раздельное, кажущееся «целым», а все Духовное Сообщество, таковым являющееся. В своем высшем проявлении, как в случае Бодхисаттвы, Щедрость достигает состояния, когда дающий, принимающий и сам дар перестают быть различимы. Именно такая Щедрость является позитивной формой Второго Наставления и составляющей, в контексте, так называемых имущественных отношений, позитивной формы Первого Наставления, то есть Любви.

 

Хотелось бы выделить три момента, связанных с вопросом следования Второму Наставлению, которые касаются случаев присвоения не предлагаемого, не описанных в буддийской традиции, а также передаваемого в качестве благодарности либо при возврате долга.

 

Второе Наставление, равно как и все остальные, является, прежде всего, этическим принципом, а из этого следует, что мы не должны слепо следовать тем способам его применения, которые описаны в классических буддийских текстах. Ограничивая себя подобным подходом, мы ввергаем себя в этический формализм, а этический или псевдоэтический формализм – один из величайших врагов буддизма и духовной жизни вообще.

 

Среди различных форм присвоения не предлагаемого, не упоминаемых, насколько мне известно, традиционным буддизмом (по крайней мере, воздержание от которых не привязывается явно ко Второму Наставлению), – отнятие времени или энергии у другого человека вопреки его воли. Мы отнимаем время у другого, когда заставляем его уделять нам внимание в то время, когда его ждет работа, или когда заставляем выслушивать себя, чего он, возможно, совсем не хочет делать. Эта форма адиннаданы, или присвоения не предлагаемого, является постоянной составляющей современной общественной жизни (а также, если верить Горацию, и общественной жизни древности). Буддисты должны стремиться избегать ее, как в самой Духовной Общине, так и за ее пределами.

 

Присвоение энергии, или жизненной силы, другого человека против его воли тесно связано с присвоением времени, но является еще более разрушительным. В этом случае принудительное выслушивание чьих-то жалоб, аргументов, тирад и т.д. в конечном счете, приводит к состоянию физической прострации, эмоционального истощения, а иногда и к нервному срыву. Доведя таким образом человека до полного истощения, часто произносят, обращаясь либо к жертве, либо к кому-то другому: «Я получил большое удовольствие от нашей маленькой беседы». Энергетические вампиры такого сорта очень часто не замечают ущерба, который они наносят, и не понимают, что они, как буддисты, нарушают положения Второго Наставления, а возможно, и Первого тоже.Это не означает, что нельзя отнимать время и энергию у другого, и доводить его до истощения, если это действительно необходимо и если отнимающий сам готов делиться своим временем и энергией в той же мере. Это подводит нас к понятию благодарности.

 

Когда получаешь что-то крайне необходимое, особенно если это было предложено добровольно, без принуждения, – естественной человеческой реакцией будет благодарность. Если благодарности не чувствуешь, значит что-то не так. Или потребность сама по себе носит болезненный или даже невротический характер и, следовательно, не может быть удовлетворена в принципе (вряд ли можно испытывать благодарность за неиспытанное удовлетворение), или отнимающий стремится к обладанию независимо от доброй воли дающего. Истинную благодарность ощущают, только получая от другого истинно необходимое и по его доброй воле. Следовательно, благодарность способна ощутить только взрослая и цельная личность, то есть подлинная личность, а подлинные личности не только испытывают благодарность, но и выражают ее. Хочется отметить, что выражение благодарности в последние годы становится все более обычным для Буддийского Ордена Триратна и Буддийской Общины Триратна. И это действительно очень хороший знак. Раньше, едва ли можно было услышать слова благодарности в течение года. Теперь мне приятно отметить, что благодарность слышится, если не каждый день, то как минимум два–три раза в неделю.

 

Связь между долгом и Вторым Наставлением не всегда очевидна. Целенаправленные действия по изъятию долга, например, денежного, у должника, который в этих деньгах в данное время нуждается, могут считаться получением не предлагаемого и, следовательно, насилием. С другой стороны, не освободившись от долга, нельзя практиковать дану, то есть проявлять Щедрость, поскольку так называемая дана в этом случае будет заключаться в том, чтобы ограбить Петра и отдать награбленное Павлу, а сам Павел, если будет знаком с ситуацией, становится практически обладателем награбленного. Однако в этом контексте понятие долга не включает в себя банковский кредит, который должен быть выплачен к определенной дате, и проценты по которому выплачиваются в настоящее время. Но оно, безусловно, включает в себя задолженность перед друзьями, как в форме денег, так и форме товаров или услуг, а также долги перед продавцами, консультантами и государством. Именно поэтому мы просим будущих членов Ордена избавиться от всех долгов перед вступлением, поскольку в противном случае, следование ими как минимум одному из наставлений будет нарушено с самого начала.

 

В пределах самого Ордена, то есть между его членами, как в индивидуальном, так и в коллективном понимании, вопрос о том, чтобы присвоить не предложенное, а следовательно, и вопрос о задолженности в обычном смысле слова, даже не поднимается, поскольку, хотя члены Ордена и не хранят обычно свои вещи вместе, все же общепринято, что в Духовном Сообществе идеальной является общественная форма собственности. В любом случае, искренне следуя Второму Наставлению, все члены Ордена глубоко проникнуты идеей Щедрости и Необходимости Делиться, и стараются следовать ей в отношениях между собой.

 

Здесь нужно разобраться в понятии права собственности. По Прудону, «собственность есть воровство», но это утверждение не слишком помогает нам проникнуть в сущность понятия. Если обладание собственностью приравнивается к воровству, то нет никого, кто не был бы вором, поскольку нет ни одного человека, достигшего совершеннолетия, который не обладал бы какой-нибудь собственностью, а потому вопрос собственности – в самом общем его понимании, равно как и в каком-либо другом – вряд ли может быть решен сообществом воров. Так что начнем с самого начала. Не вызывает сомнения тот факт, что собственность распределяется неравномерно, в том смысле, что она не распределяется в соответствии с подлинными нуждами людей. Что мы можем с этим поделать? Для буддиста решение заключается в комбинации Силы и Любви, причем Сила, естественно, должна быть руководима Любовью. В демократической стране более равномерное распределение собственности или богатства достигается посредством выборных органов методом насильственной экспроприации материальных ценностей большинством у меньшинства, равно как и посредством пропаганды как можно более глубокого понимания и эффективного применения принципа Щедрости и Необходимости Делиться. Последнее, о чем вряд ли есть смысл напоминать, является прямой обязанностью таких организаций как Буддийский Орден Триратна. Это, пожалуй, все, что я могу сказать по этому поводу. Тема права собственности очень объемна, но в этом контексте, безусловно, мы не ошибемся, если будем следовать принципам Щедрости и Необходимости Делиться сами, и поддерживать других в следовании им.

 

Поскольку золото – наиболее ценный из всех металлов и является эквивалентом при заключении коммерческих сделок – Второе Наставление назовем золотым столпом. «Жёлтое сверкающее золото», как его называет Шекспир, – самый ковкий и пластичный металл, и поэтому наилучшим образом соответствует требованию приспособляемости к нуждам человека, выражаемому позитивной формой Второго Наставления – Щедростью. Золото устойчиво к воздействию температуры, влаги и большинства едких веществ. Подобно ему Щедрость не должна подвергаться влиянию обстоятельств, при которых она проявляется, а также неблагодарности со стороны ее объекта.

 

1 Перевод С. Шиманской

Десять Столпов Буддизма

      Десять Столпов Буддизма

      Предисловие

      Об авторе

      Введение

  1. Связь между Прибежищами и Наставлениями
  2. Канонические источники Десяти Наставлений
  3. Десять Наставлений и полная трансформация
  4. Десять Наставлений как принципы этики
  5. Десять Наставлений как правила практики
  6. Десять Наставлений как «Мула Пратимокша»
  7. Десять Наставлений и другие этические нормы
  8. Десять Наставлений и образ жизни
  1. Принцип воздержания от убийства живых существ, или Любовь
  2. Принцип воздержания от взятия того, что не отдано по доброй воле, или Шедрость
  3. Принцип воздержания от причинения вреда в сексуальной сфере, или Спокойствие
  4. Принцип воздержания от лживых речей, или Правдивость
  5. Принцип воздержания от грубых речей, или Доброжелательная речь
  6. Принцип воздержания от пустых речей, или Осмысленность
  7. Принцип воздержания от клеветы, или Примиряющая речь
  8. Принцип воздержания от алчности, или Удовлетворённость
  9. Принцип воздержания от ненависти, или Сострадание
  10. Принцип воздержания от ложных воззрений, или Мудрость