Новости

26.01.2023 11:36:47

Введение в буддийскую медитацию онлайн

Онлайн занятия буддийской медитацией. Бесплатные введение онлайн

Читать дальше …

09.01.2018 15:00:00

Видео как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Читать дальше …

Дхарма: однонаправленность ума

Как мы уже видели, самадхи охватывает всю ту сферу, которую мы обычно называем сосредоточением и медитацией. «Самадхи» буквально означает фиксацию ума на одном объекте – другими словами, однонаправленность ума. Однако в этом сосредоточении нет ничего насильственного: более точным было бы описать его как объединение всех энергий психики. Обычно наши энергии довольно разбросаны – мы редко полностью сосредоточены на ментальном, эмоциональном и психологическом уровнях одновременно. Самадхи заключается в том, что мы собираем воедино все свое существо в одном энергетическом фокусе.

 

Буддийские писания излагают самадхи в рамках четырех дхьян. Они представляют собой последовательно все более чистые и ясные состояния сверхсознания, которые достигаются по мере того, как энергии человека все больше и больше объединяются. Обычно они описываются, в особенности учеными, в довольно сухой, аналитической манере: очень часто все, что вам предоставляется, – перечисление различных функций ума. Это достойно сожаления, потому что в действительности нужно подчеркнуть, что это реальные переживания, доступные живым существам, таким, как вы и я. И на самом деле дух, подлинный человеческий опыт этих высших или более целостных состояний сознания очень хорошо передается самим Буддой в его четырех знаменитых притчах.

 

По поводу первой дхьяны Будда говорит: «Представьте, что вы берете чашку с мыльным порошком…» Кстати, это мыло, возможно, было получено – иногда это удивляет людей – из мыльного дерева, дерева с большими плодами, которые высушивают и измельчают, и порошок все еще используется в некоторых частях южной Индии в качестве мыла. Затем Будда продолжает:

 

«Предположим, вы постепенно смешиваете порошок с водой, пока у вас не выходит мыльный шар, полностью пропитанный водой, так что не остается ни единой сухой крупинки мыла и ни единой капли воды, капающей с шара…»

 

Когда вы поддерживаете такой уровень медитативного сосредоточения, вы пропитываетесь этим высшим сознанием: блаженство и покой наполняют каждую частичку вашего психофизического организма. Вы пропитаны этим сверхтонким чувственным переживанием, так же, как порошок пропитан водой. Нет необъединенной энергии, которая бы иссушалась или сочилась вовне.

 

«Что ж, – сказал Будда, – такова первая дхьяна». Это состояние целостного сознания, союз позитивных и негативных сил – принципов инь и ян, как сказали бы в китайской традиции – внутри одного сознательного ума. Это состояние гармонии, целостности, покоя, в котором энергии сознания и энергии бессознательного ума собраны, объединены и гармонизированы, подобно порошку и воде в притче Будды.

 

Для второй дхьяны Будда предлагает образ пруда с совершенно чистой, спокойной водой, которая постоянно обновляется и пополняется водой из подземного источника. Поэтому вторая дхьяна – это ясное, чистое состояние сознания, в котором восторг и радость постоянно поднимаются внутри вас из глубины.

 

Что касается третьей дхьяны, то она уподобляется цветам лотоса, погруженным в пруд со свежей водой: их побеги, листья, цветы, бутоны, коробочки с семенами, – все остается погруженным в воду, пропитывается водой, но все же остается отдельным и отличным от нее. Подобным образом мы ощущаем наше сознание как полностью пропитанное и наполненное всеохватывающим блаженством.

 

И, наконец, Будда переходит к четвертому уровню высшего сознания с помощью другого типично индийского образа. Он предлагает вам представить, что в жаркий день, когда вокруг очень душно и пыльно, вы идете и купаетесь в озере или реке и тогда, выйдя из чистой свежей воды, вы заворачиваетесь в чистую, прохладную белую простыню и просто сидите так, закутанные с ног до головы. Подобно этому, в четвертой дхьяне вы заворачиваетесь в очищенное сознание, которое защищает вас от всего, что может причинить вам вред. Грязь мира не может коснуться вас.

 

Таковы метафоры Будды для четырех последовательно очищающихся и проясняющихся состояний самадхи108. Однако, хотя такие достижения чрезвычайно благоприятны и полезны, их тоже можно свести к крайностям, если практиковать отдельно, без соотнесения с чем или кем угодно, без уравновешивания их энергией и силой. Вы можете прийти к инертности, пассивности или даже лени и вялости. Это особенно справедливо по отношению к людям, которые естественно и удобно сидят на подушке для медитации и счастливы там, и их более или менее не беспокоит сильная активность ума, но они не прикладывают никаких усилий, чтобы на самом деле углубить эту осознанность.

 

Поэтому самадхи нужно уравновешивать вирьей, работой на благо других людей и в особенности – физическим трудом. В дзенских монастырях Японии и докоммунистических монастырях Чань в Китае человек принимал полноценное участие как в медитации, так и в труде. Сколько бы часов человек не проводил в медитации, ожидалось, что почти равное количество часов он должен заниматься тяжелым физическим трудом. И это означает – ползать на коленях, начищая пол, или отскабливать кастрюли по локоть в воде, а не размышлять над расположением нескольких цветков или штрихом кисти на фарфоровой чашке.

 

Мой друг, Пэгги Кеннет, ставшая дзенским учителем в Японии после долгих лет, полных трудностей (поскольку она – иностранка и женщина), однажды прислала мне описание дневного распорядка в своем маленьком монастыре, где у нее было три или четыре ученика. Их утро начиналось в четыре часа с тяжелой физической работы, продолжавшейся до девяти, затем они завтракали простой пищей, после чего приступали к четырем или пяти часам медитации и, наконец, ели немного после полудня. Такова, она сказала, их жизнь: физический труд и медитация.

 

Если бы они проводили все свое время в медитации, то, можете быть уверены – по крайней мере, что касается относительных новичков, – что они стали бы довольно ленивы. С другой стороны, если бы они проводили все свое время, занимаясь физическим трудом, со временем они – если только они не исключительно одарены – так или иначе огрубели бы и превратились в простых дровосеков и водоносов. Поэтому должны присутствовать оба аспекта, по крайней мере, до некоторой степени: сколько медитации, столько и физических усилий, равновесие между ними.

 

Большинство людей естественным образом склоняются либо к деятельности, либо к медитации, в зависимости от собственной психологии или того, являются ли они экстравертами или интровертами. Некоторые люди высказывали предположения, что буддизм особенно подходит интровертам, потому что в нем делается упор на медитации, но такие рассуждения не принимают в расчет равновесия качеств, к которому призывает нас это учение о пяти духовных способностях.

 

Кроме того, когда человек определенным образом продвинулся по духовному пути, он выходит за пределы подобных классификаций. Нельзя сказать, ни что он интроверт, ни что он экстраверт. Важно уравновешивать природную интравертированность, которая может проявляться в склонности к медитации, внешней активностью и здоровой работой (или наоборот) – конечно, это касается ранних этапов продвижения по духовному пути.