Новости

26.01.2023 11:36:47

Введение в буддийскую медитацию онлайн

Онлайн занятия буддийской медитацией. Бесплатные введение онлайн

Читать дальше …

09.01.2018 15:00:00

Видео как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Читать дальше …

Дхарма: мудрость или праджня

В широком смысл слова в буддизме праджня, мудрость или знание, созвучна Дхарме, которая понимается как истина, принцип, реальность. В более узком понимании она заключается в видении вещей такими, какие они есть, а не такими, как они предстают перед нами. Она заключается в видении обусловленности всего мирского опыта и, следовательно, того, что он не может принести удовлетворения, непостоянен и не имеет конечного и неизменного «я». В то же самое время она подразумевает видение Необусловленного, напротив, как того, что приносит блаженство постоянно и характеризуется подлинной индивидуальностью, избавленной от иллюзии отдельного и прочного «я». Мудрость в дальнейшем, на этапе махаянского периода развития буддизма, рассматривается как постижение великой шуньяты или пустотности – то есть, по сути, отсутствия различий между обусловленным и Необусловленным.

 

С формальной точки зрения можно выделить три вида мудрости. Во-первых, есть шрута-майи-праджня: мудрость знания и понимания, которая обретается посредством слушания (или чтения). Вашего интереса достаточно, чтобы взять на себя труд послушать, как кто-то рассказывает о Дхарме, или взять книгу и прочесть о ней, и вы достаточно восприимчивы, чтобы вынести из того, что вы услышали или прочитали, некоторое понимание. Вы находите в этом смысл и принимаете это.

 

Во-вторых, есть чинта-майи-праджня: праджня или мудрость, «основанная на обдумывании», то есть вашем индивидуальном размышлении. Вы начинаете размышлять о Дхарме, пережевывая ее, а не глотая не переваренной. Вы начинаете думать самостоятельно, пытаясь достичь понимания, основанного на своих собственных рассуждениях, сами выводите следствия из Дхармы, а не принимаете чью-то чужую ее интерпретацию.

 

В-третьих, есть бхавана-майи-праджня. «Бхавана» значит «вызывание к жизни» или «развитие», что условно переводится как медитация, то есть это мудрость, основанная на размышлениях человека в контексте переживания высших состояний сознания. Ее невозможно достичь путем интеллектуальных измышлений. Ее интуитивное знание и видение обретается в результате духовного – и в особенности запредельного – опыта человека.

 

У большинства из нас есть некоторый опыт всех трех видов мудрости. Все мы пришли к некоторому пониманию в результате слушания Дхармы или, по крайней мере, чтения о ней. Все мы развили наше понимание в результате собственного обдумывания, сколь бы элементарным оно не было. И у многих из нас были моменты непосредственного видения, некоторые проблески истины, полученные в высшем состоянии сознания, особенно в медитации. Но важно уяснить для себя, под какую категорию мудрости подпадает наш опыт и особенно – наша ли эта мудрость или в действительности чья-то еще. Легко представить, что мы самостоятельно обдумали что-то, когда все, что мы сделали – жонглирование чужими мыслями и открытиями.

 

Полезное и многое объясняющее упражнение – исследовать свои идеи, воззрения и представления и оценить, сколько из них можно открыть в результате наших собственных размышлений. Если только мы не очень склонны к концепциям, их будет не так уж много. Почти все, что мы знаем, приходит к нам в результате слушания или чтения, поэтому девяносто девять процентов нашего знания и понимания мы получаем из вторых рук. Почти все мы склонны ежедневно поглощать огромное количество фактов и мнений, не уделяя особого времени на то, чтобы действительно их обдумать. Если только мы не зарабатываем на жизнь размышлениями, мы, скорее всего, считаем, что не можем позволить себе потратить время просто на то, чтобы сесть и поразмышлять над чем-то таким образом, чтобы в конце концов прийти к действительно оригинальной мысли.

 

Можем ли мы честно сказать, что у нас вообще когда-либо возникала полностью самостоятельная мысль? Удалось ли нам хотя бы раз в жизни додуматься до чего-то самим от начала и до конца, без какой бы то ни было помощи? Удалось ли нам тщательно обдумать что-то и прийти к оригинальной идее? Посещала ли нас когда-либо значительная мысль – даже ее тень или вариация, – которой не было ни у кого еще? Конечно, такое случается, но чинта-майи-праджня довольно редка.

 

Что касается бхавана-майи-праджни, то она еще более редка. Мы можем вообразить себе, что обладаем прямым, интуитивным проникновением во что-либо, когда все, что мы сделали, – достигли определенной глубины размышлений, которая дала нам более ясное представление об этом. Мудрость, которую каждый из нас накопил в высших медитативных состояниях, скорее всего, бесконечно мала.

 

Может показаться, что подобные рассуждения приводят к ненужным разочарованиям, но на самом деле все наоборот. Если мы не проведем этих различий, мы будем тешить себя мыслью, что идеи и открытия, которые у нас возникают, – наши собственные мысли и даже наш собственный опыт. Но в таком случае мы не дадим себе возможности на самом деле перейти к более глубокому и личному исследованию реальности и даже, вероятно, рано или поздно – возможности действительного опыта Истины, подлинно преображающей мудрости.

 

Праджня представляет собой интеллектуальную и вероучительную сторону буддизма в целом. По крайней мере, таковы первый и второй уровни или виды мудрости – строго говоря, третий не является ни интеллектуальным в узком понимании, ни эмоциональным, но представляет собой смешение и того, и другого. Но первые два вида, несомненно, представляют собой интеллектуальный – в противовес эмоциональному аспекту, аспекту преданности – подход к цели буддизма. Следовательно, развитие праджни, доведенное до крайности, может привести чисто к академическим познаниям. Такое знание может стать, как однажды описал мой друг работы знаменитого буддийского ученого, «столь же сухим, как высохшая горстка пыли».

 

К несчастью, у многих людей существует пристрастие к подобным вещам. Еще один мой давний друг, Лама Говинда, немец по происхождению, сказал о своих земляках, что для них хорошая лекция по буддизму – это обсуждение различных возможных значений определенного термина по разным словарным описаниям, а затем – подробный анализ его значения согласно, по крайней мере, десятку буддийских ученых и благоразумный вывод о том, что все эти воззрения неверны. Вот так, сказал он, и можно привлечь интерес немецких слушателей. А англичанам, сказал он, нравятся лекции другого рода. То, чего они жаждут, – полная картина, единая перспектива вопроса в целом. Справедливо ли все это по-прежнему сегодня, это другой вопрос, но это вполне может служить иллюстрацией того, что сила – в этом случае немецкая традиция интеллектуальной точности – может стать слабостью, когда она ничем не уравновешена. По этой причине в пяти духовных способностях вера и мудрость выступают в паре. Одна должна уравновешивать другую. Нельзя допустить, чтобы одна имела перевес над другой: они должны работать совместно в гармонии.