Новости

26.01.2023 11:36:47

Введение в буддийскую медитацию онлайн

Онлайн занятия буддийской медитацией. Бесплатные введение онлайн

Читать дальше …

09.01.2018 15:00:00

Видео как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Читать дальше …

Дхарма: цепь нидан

Размышление о двенадцати звеньях обусловленного совозникновения – это противоядие от неведения. Мы уже рассмотрели подробно эту цепь звеньев, или нидан, иллюстрирующую процесс обусловленного совозникновения в рамках человеческого существования. В этой практике медитации мы сознательно размышляем о них при помощи образов, изображенных во внешнем круге тибетского Колеса Жизни, в таком порядке:

1) Неведение (авидья) представлено слепцом с палкой;
2) волевые акты или составляющие кармы (самскары) представлены горшечником с кругом и горшками;
3) сознание (виджняна) символизируется обезьяной, карабкающейся по цветущему дереву (мы взбираемся по ветвям этого мира и тянемся к его цветам и плодам);
4) ум и тело (нама-рупа, то есть имя и форма) представлены лодкой с четырьмя пассажирами, один из которых, символизирующий сознание, правит ею;
5) шесть органов чувств (шадаятана) – дом с пятью окнами и дверью;
6) чувственный контакт (спарша) – обнимающиеся мужчина и женщина;
7) ощущение (ведана) – человек со стрелой в глазу;
8) страстное желание (тришна) – женщина, подносящая напиток сидящему мужчине;
9) цепляние (упадана) – мужчина или женщина, срывающие плод с дерева;
10) становление или возникновение, развитие (бхава) – совокупляющиеся мужчина и женщина;
11) рождение (джати) – рожающая женщина;
12) старение и смерть (джара-марана) – труп, который несут на площадку для сожжения.

 

Здесь представлен весь процесс рождения, жизни, смерти и перерождения согласно принципу обусловленного совозникновения. В результате нашего неведения и волевых актов, основанных на неведении, в предыдущих жизнях, мы снова ввергаемся в этот мир с сознанием, наделенным психофизическим организмом и, следовательно, с шестью органами чувств, которые вступают в контакт с внешней вселенной и дают начало ощущениям – приятным, болезненным и нейтральным. Мы развиваем желание по отношению к приятным ощущениям и таким образом обуславливаем себя, так что неизбежно вынуждены рождаться и снова умирать.

 

Эти двенадцать звеньев охватывают три жизни, но одновременно все они содержатся в одной жизни – и даже в одном мгновении. Они иллюстрируют – охватывают ли они три жизни, день, час или минуту – все то, каким образом мы обуславливаем себя, каким образом мы делаем себя теми, какие мы есть, нашими собственными реакциями на то, что мы ощущаем.

 

Когда мы смотрим на Колесо жизни, мы смотримся в зеркало. Во всех его кругах и всех подробностях мы обнаруживаем себя. Когда я размышляю о гневе, образ которого – змея в центре Колеса жизни, меня заботит не гнев вообще. Когда я размышляю о жадности, уподобленной петуху, я имею в виду не общий психологический феномен жадности. Когда я размышляю о неведении в форме свиньи, я не исследую некую категорию буддийской мысли. Все это я, я сам: гнев, жадность и неведение – все они мои.

 

Далее, видя круг людей, либо поднимающихся из низшего в высшее состояние, либо соскальзывающих из высшего в низшее состояние, я узнаю в них себя. Я никогда не остаюсь в стороне от этого колеса: в любой момент времени я движусь либо в одном направлении, либо в другом, вверх или вниз.

 

Выходя за пределы этого круга, я могу представить, что я, по крайней мере, изучаю образы различных, отдельных друг от друга уделов существования – чем в каком-то смысле они и являются. Человеческое измерение – несомненно, мое собственное, в котором люди общаются, учатся, творят. Но когда я смотрю на измерение богов, я нахожу там моменты блаженства и радости, которые у меня были, и мечты о них, а в измерении титанов – свои собственные амбиции и чувство соперничества. Копошение и сопение животных – мой собственный недостаток мудрости, моя собственная страсть к потребительству, моя собственная тупость. А в аду – мои собственные ночные кошмары, мгновения жгучего гнева и хладнокровного зломыслия, мои собственные краткие периоды ненависти и жажды мести.

 

И, наконец, размышляя о двенадцати ниданах во внешнем круге, мы получаем представление о том, как происходит весь процесс, о механизме всего этого. Мы видим себя как часть часового механизма, и, на самом деле, большую часть времени мы им и являемся. Большую часть времени мы на самом деле не более свободны, не более спонтанны, не более живы, чем хорошо запрограммированный компьютер. Поскольку мы лишены осознанности, мы обусловлены и поэтому пребываем в оковах. Поэтому в этой практике мы начинаем осознавать собственную обусловленность, механическую, запрограммированную природу наших жизней, нашу склонность реагировать, созданную нами самими тюрьму, недостаток спонтанности или творчества – нашу собственную смерть, нашу духовную смерть. Почти все, что мы делаем, лишь укрепляет наши цепи, еще надежнее приковывая нас к Колесу жизни. Размышление о двенадцати ниданах традиционно считается средством для развития подобной осознанности126.